+7 (495) 650-45-26 info@souzmoloko.ru
02
августа
2013
Пресса о нас

Потребителя секут экономической плеткой

Согласно обнародованному вчера ежегодному мониторингу цен на продукты и услуги социальной значимости, за год расходы населения на продовольствие выросли по причине тотального подорожания на 8%, а за три года – на 40%. Присоединение к Всемирной торговой организации оказалось выгодно лишь посредникам – торговым сетям, которые сделали деньги на падении оптовых цен у отечественных производителей. Если бы не накрутка в магазинах, продукты могли бы быть сейчас дешевле на 15–20%. «Потребителя секут экономической плеткой», – указывают эксперты. И корень зла вовсе не в плохих урожаях, а в дефектах госуправления, коррупции и отсутствии здоровой конкуренции. Вчера представители Общественной палаты (ОП) и сельхозпроизводителей обнародовали данные ежегодного мониторинга цен, который проводился в 17 крупнейших городах России. Результаты неутешительны. Расходы населения на продовольствие всего за год – с июля 2012-го по июль 2013-го – выросли на 8%, за три года – с июля 2010-го – уже на 40%. И это связано вовсе не с тем, что люди стали больше покупать разнообразной продукции, а с тем, что подорожали прежде всего базовые продукты питания и коммунальные услуги. В числе лидеров ценовых скачков – картофель, который подорожал за год на 55%, хлеб – на 20%, молоко – на 12%. Рост цен на услуги ЖКХ составил за год 20–25%, причем в некоторых случаях он был еще больше, указывают авторы мониторинга.

Парадокс российского рынка: когда увеличиваются оптовые цены на продукцию – растут и розничные, но когда оптовые цены падают – розничные либо остаются на прежнем уровне, либо продолжают расти. За несколько месяцев оптовые цены падают иногда на 30%, например на свинину или зерно, но на ценниках в магазинах это не отражается. Объяснение может быть одно: конкуренция в каналах продаж, а это все больше сетевая торговля, недостаточна. Иначе движение цен было бы синхронным, считает руководитель рабочей группы ОП по агропромышленному комплексу Михаил Попов. «Все ждали от ВТО снижения цен. Да, вступление в ВТО усиливает конкуренцию, но это происходит в оптовом звене, – поясняет он. – На присоединении к ВТО заработали те, кто занимается продажей и переработкой, но не потребители».

Ответственный секретарь рабочей группы ОП по агропромышленному комплексу Александр Чернов рассказал, сколько стоит населению отсутствие конкуренции в торговых сетях. «Так как в разных городах цены на одни и те же продукты сильно отличаются, мы понимаем, что эта разница и есть стоимость неэффективности торговых сетей. Такая неэффективность стоит населению, по нашим оценкам, около 15–20%». Продукты питания вполне могут стоить как минимум на 15–20% меньше.

Президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский, в свою очередь, напомнил о «застарелых болячках» российской экономики, которые приводят к чрезмерному росту себестоимости продукции. «Это неразвитая конкуренция, высокая стоимость администрирования, коррупция, недостаточная эффективность менеджмента на всех уровнях, включая уровень госуправления. Это экономическая государственная политика, направленная на пополнение бюджета, а не на регулирование межотраслевых диспропорций, – перечислил он. – И за все это приходится расплачиваться именно потребителю, которого секут экономической плеткой».

В качестве примера Злочевский рассказал о том, как ведут себя цены на хлеб. «В 2008 году в кризис начали расти цены на зерно, что привело к скачку цен на хлеб. Зерно тогда стало стоить 9,5 тысячи рублей за тонну. И буквально за один год социальные сорта хлеба подорожали на 6 рублей за килограмм – с 20 до 26 рублей. В 2009 году цены на зерно обвалились до 3 тысяч рублей за тонну. Но розничные цены на хлеб не упали ни на копейку, они продолжали расти – на 20% за сезон, – негодует эксперт. – В этом году у нас опять был пик цен на зерно. В феврале оно стоило 11,5 тысячи, но на текущий момент – 6,5 тысячи рублей за тонну. При этом цены на хлеб падать не собираются. Стоимость хлеба социальных сортов сейчас приближается уже к 40 рублям за килограмм».

На такие процессы потребитель может ответить только одним способом – снижением уровня покупательной способности. «А чем ниже уровень покупательной способности у потребителей, тем соответственно недоразвивается экономика. Вот мы и падаем», – указывает Злочевский. По его мнению, нужно развивать конкуренцию не только на уровне региона или города, но и на уровне конкретного прилавка в отдельно взятом магазине. Бывает, что в регионе конкурентная среда налажена, однако на прилавке в магазине она отсутствует. Там могут лежать разные виды хлеба, ассортимент как будто богат, но производитель этого хлеба один. Такая монополия позволяет производителям и продавцам поиграть на ценах. «Не поедет же потребитель в другой город или регион за более дешевым хлебом», – замечает Злочевский. Не всегда он поедет даже в другой магазин.

В то же время председатель рабочей группы по агропродовольственному комплексу и рыболовству при открытом правительстве Андрей Даниленко предупреждает, что бесконтрольная конкуренция приводит к ее отсутствию. Яркий пример – молочная отрасль. Дорогие кредиты, недостаточность субсидирования, высокие расходы на коммунальные услуги и топливо увеличивают себестоимость продукции. Отечественный производитель становится неконкурентоспособен. И в условиях ВТО эта проблема лишь усугубляется.

Власти ранее уже отказались принимать дополнительные меры поддержки отрасли, а речь шла о 45–50 млрд. руб. Теперь убытки могут исчисляться сотнями миллиардов. «За один этот год мы потеряли объемы производства молока настолько, что теперь упадем на уровень 2005 года. То есть за один год мы потеряли все то, что вкладывалось в отрасль в рамках нацпроектов в течение восьми лет, это сотни миллиардов рублей», – говорит Даниленко. Из-за спада отечественного молочного производства рынок испытывает дефицит продукции, поэтому импортеры начинают взвинчивать цены. Даниленко ожидает, что в течение года цена на молочную продукцию вырастет еще на 10%, станет больше фальсификата, доля которого уже сегодня составляет от 10 до 30%.

Кстати, нехватка средств на развитие отрасли – проблема не только молочных производителей. Так, Злочевский вчера рассказал, что сам по себе урожай зерна в этом году будет хороший – более 90 млн. тонн. Но вопрос другой – сколько получится собрать? По его словам, «уборка идет со скрипом, техники не хватает, оптимальные сроки упускаем, есть риск высоких потерь».


Независимая газета, Москва, 02.08.2013